«

»

Апр 03

Восставший Донбасс: как все начиналось

3В то время, когда протестовал Майдан, Донецк жил и не задумывался, что скоро будет война. Когда новости переполнили «коктейли Молотова», летящие в государственные здания в Киеве, на Донбассе появились российские триколоры. В киеве – «хунта», в Донецке – «сепары». Возмущенные захватом власти в Киеве, толпы в Донецке без особого энтузиазма выбрали «народным губернатором» Павла Губарева, мало кому известного до того момента. Это были какие-то знаковые моменты, возможность почувствовать себя сопричастным к чему-то великому. Знать бы тогда..

Потом события понеслись с сумасшедшей скоростью – арест Губарева, обмен на кого-то из нужных людей, ополченцы, захватывающие ОГА и другие здания и, наконец, временное правительство. Много кто запомнил, что известный бизнесмен Ринат Ахметов пытался проводить переговоры с самоназначенными и.о. власти в Донецке. Увещевания бизнесмена о том, что попытка отделения выльется в войну, успеха не принесла. Бизнесмен Ахметов очень многое делал как для города, так и для конкретных дончан. Все помнят его программы адресной помощи онкобольным детям, проект «Сохраним семью» и многие другие. Ахметову поверили и за ним бы пошли. Показательно, что когда в Донецке было анонсировано бегство Рината Леонидовича в Лондон, а толка осаждала его резиденцию, он подъехал и вышел без охраны. Смелый поступок, на который ни до него, ни после не решился ни один политик. Именно поэтому идея Украины была отнесена к запретному, чем и был запущен маятник, а до начала активных военных действий оставались считанные дни.

4Референдум о независимости 11 мая 2014 года стал последней точкой. Напуганные перспективой «прихода хунты» люди шли голосовать, будучи уверенными, что скоро нас заберет Россия.

Вскоре к Донецку подошли танки и РЗСО, местные мужчины взялись за оружие, чтобы «защищать от головорезов свой дом», а дончане еще верили в скорую помощь России.

И когда прилетели первые снаряды и мины, погибли первые люди, шок и растерянность мешали понять – началась война. Люди учились спасаться от обстрелов, падать, закрывая голову, слышать «от нас» или «к нам». Плюс и минут перестали быть геометрическими знаками, а стали синонимами прилета или отправки снаряда. У многих погибли или ранены друзьям и знакомые, ряд домов полностью разрушен, люди стали покидать город и пытаться вернуться к мирной жизни в Запорожье, Днепропетровске, Киеве и Львове. Они оказались в незавидном положении – спасая себя и своих детей от войны там, за линией блок-постов, они оказались «понаприехавшими», в Донецке – «предателями и отступниками». Но даже хорошее отношение местных жителей в других городах не заменит людям дом. Новая власть, не имея возможности обеспечить работой, ничего не может дать тем, кто хотел бы вернутся. Присоединения от России дождаться уже и не надеются, а пути возвращения в Украине не видят даже многие политики.

Остался безответный вопрос – как бы мы поступили, вернись бы в прошлое на три года назад?

 

Читайте также: Окончание войны на Донбассе — что делать?